old_flint: (глаз)
По следам публикаций решил попробовать написать свою альтернативную автобиографию. У каждого человека в жизни бывает тот самый камень "на право пойдешь..", который может определить и круто изменить всю последующую жизнь. У меня первый такой камушек стоял на дороге в 17 лет.  Итак, посмотрим, куда бы я свернул. Read more...

Дальше - больше )
old_flint: (глаз)

С каждым годом все больше тянет делать хорошие поступки. Особенно для детей. Возможно, это отцовство виновато в повышенной сентиментальности. Кое-что делается уже для удовлетворения своей хорошей части, но это все такие мелочи, о которых и упоминать нет смысла. Как прочитается, сколько денег у всех этих благотворительных фондов уходит на содержание самих фондов, то всякое желание им помогать пропадает. Это же какая-то кормежка дармоедов, вместо помощи детям.
Возникла идея, которая сверлила и сверлила, словно бор машина у стоматолога. Идея проста до безобразия. Все, что нужно сделать – помогать без всяких фондов. То есть есть конкретный ребенок, кому нужна помощь ( в основном думалось о медицинской помощи), есть больница, которая готова помочь. Туда напрямую платяться деньги. Посредники отдыхают и кусают от ярости локти, а дети лечатся. Как находить таких нуждающихся детей – проблемы нет. Думалось через писателя М.Н. выйти на деятелей Ч.Х или Т.Л. А уж у них таких детишек, ждущих лечения хоть пруд пруди.
Самая большая задача заключается в нахождении средств. И тут озарение – выиграть деньги в лоторею. В нее смысла, вообзе-то, играть нет, но для такой цели, а вдруг повезет. Ну просто не могло не повезти. Это же не себе, это детям. Что надо немолодому человеку? Машины, яхты и прочие блестящие атрибуты преуспевания не интересуют. Наличие большого количества нулей на банковском счете тоже. Так что смело можно выигрывать и помогать.
Сыгралось несколько раз и не выигралось. Можно или продолжать упрямиться и ждать, что судьба сжалиться или прекратить. Выбралось второе.
Детишки остались без помощи. А жаль.
Пишется это все потому, что времени прошло много с начала попытки реализации да и решено проект этот прекратить так и не начав как следует.
old_flint: (Default)

Настоящая итальянская семья. Он: мал ростом, брюхат, лысина, постоянно покрывающаяся испариной то ли от жары то ли от боязни потерять жену. Она: высока, стройна, глаза – две огромные черные вишни, волосы цвета вороного крыла.

Ссоры были бурными с битой посудой, криками и хлопаньем дверей. Такими же бурными были примерения.

Закончилось все на итальянский манер. Пицца. Их жизнь стала похожа на вчерашнюю пиццу. Холодную, неприглядную и неудобоваримую. Тогда меж ними случился «последний день Помпеи» и больше не стало семьи. Стало тихо.

old_flint: (Default)
Жил себе человек, ничего необычного, просто человек, и ходил он на работу в банк по будням , работал он там самым обычным клерком, ничего особенного в этой работе не было, а вечерами возвращался человек в свой типовой дом, где ждала его жена, обычная жена, не плохая, не сварливая, можно сказать тихая, хато и без задоринки жена, а уже дети у них были самые обычные дети, не какие-то бандиты или тихони, обычные дети, середнячки дети, таких много, таких большинство, их можно везде встретить; а по ночам во сне человек писал романы, выдающиеся нужно сказать романы, но во сне, а утрами не помнил он о чем писал, ну может только общий сюжет, и сколько ен садился человек его записать, воспроизвести никак не мог; так и прожил он всю свою жизнь – утром в банке, а ночами за написанием романов, пока не умер он одним обычным пасмурным днем самой тривиальной смертью от воспаления легких, даже помучаться не успел как следует - не проснулся утром.

И попал человек на тот свет, и встретил его Петр-ключник, и предложил он исполнить заветную мечту человека и сделать его писателем, и согласился человек, кто бы не согласился на его месте.

Очнулся человек, и обнаружил себя живым и невредимым, и сразу же бросился он за бумагу и карандаш, и написал он свой первый настоящий роман, в реальной жизни, а не во сне, прочитал его и понял, что не было в том романе ничего интересного ради чего стоило возвращаться с того света, и случился с человеком удар, и умер человек.

И попал человек на тот свет...
old_flint: (Default)
Ему определенно нравилась эта девушка. Она всегда заглядывала ему в рот. Только спустя годы он узнал, что она глухая.
old_flint: (Default)
Марина Чепурина ([livejournal.com profile] aliucha) подала занятную на мой взгляд мысль о помещении человека из десятых годов в лихие 90-е . Мне это показалось интересным. Ну и вот набросочек, что из этого вышло. Постарался уместиться в 1000 знаков:)

Войти в одну реку дважды возможно,
если двигаться вдоль реки со скоростью,
немного превышающей скорость самой реки.

Анонимный физик

Февраль 2012 года. Москва. Напротив дома Правительства неприглядного вида мужичонка лет 60 с выцвевшими глазами и развивающимся цвета разбавленного «Жигулевского» хохолком, создающим видимость волос вцепился в фонарный столб и выкрикивал антиправительственные лозунги. Уже через несколько минут к нему подбежали два бравых молодца в полицейской форме и начали стаскивать кричащего и брыкающегося горе-бунтаря.


И что из этого вышло )

Полет

Jun. 5th, 2007 10:59 am
old_flint: (Default)

   Диктор в громкоговорителе объявил посадку на рейс. Дима посидел для приличия еще несколько минут, пропуская рвущихся занять места первыми пассажиров. Он жутко не любил эту суетливую толчею. Казалось, люди боялись, что количество мест  в самолете гораздо меньше количеству самих пассажиров. 
   Когда стало немного поспокойнее, Дима встал и поплелся к концу заметно поредевшей очереди. В самолете было как на базаре - все кричали, рытались запхнуть свои огромные баулы и сумки в непредназначенные для таких объемов ящики над сиденьями. Дима проскользныл к своему сиденью в конце самолета, закинул сумку, уселся и закрыл глаза. Он не спал уже вторые сутки. Сиденье рядом было еще свободным. Он мысленно представлял, кто будет его попутчиком. Дима был молод и был совсем не против, чтобы рядом  оказалась какая-нибудь красотка. Лететь было долго, и лететь рядом с девушкой гораздо приятнее, чем с толстопузым мужиком. Хотя сейчас ему было все равно, он очень хотел спать.
   Вдруг, что-то большое с выдохом, напоминающим звук всплывающего моржа, уселось рядом. Дима приотркыл глаза. "Морж" оказался как раз тем, кого Дима больше всего опасался - крупный мужчина, по лицу которого пот катился градом. Он действительно смахивал на моржа, особое сходство придавали торчащие усы попутчика. Голова его, казалось крепилась прямо к туловищу, шеи не было вообще. Галстук съехал в сторону и походил на поводок для выгула собак. Дима прикрыл глаза.
   Дима сквозь дремоту слышал команды командира корабля и обычные сообщения перед взлетом о запасных выходах и правилах пользования спасательными жилетами. Потом все смолкло и остался только все увеличивающийся гул двигателей. 
  Когда самолет набрал высоту, Дима открыл глаза. Попутчик с интересом разглядывал какой-то журнал.
-  Хотите выпить? - спросил Дима.
-  А что, есть повод?
- Повод всегда найдется. Ну, к примеру,  давайте отметим день моей смерти.
Попутчик приоткрыл рот, его глаза удивленно уставились на Диму.
- Нет, не думайте даже, я не сумасшедший. Нужен же повод, а какая разница какой.
- Ну, собственно, я не против, просто как-то необычно за такое пить. 
Дима достал из внутреннего кармана пиджака бутылочку Black Label. Попутчик попросил у стюардессы пару пластиковых стаканчиков. Разлили по чуть-чуть.
- Ну, пусть земля вам будет пухом,- произнес попутчик.
- Спасибо. Ну поехали.
   Выпили. Попутчик поднес кулак ко рту и гулко выдохнул:
- Крепкая штука.
   Налили еще.
   Стюардесса не стала их будить, когда разносила ужин, она умильно улыбнулась и подумла про себя: "как голубки". Они сладко посапывали, склонив головы друг к другу. 

   Самолет разбился при заходе на  посадку. Потом комиссия определила неполадки в левом двигателе. Никто из пассажиров не спасся.

old_flint: (Default)
Я ехал в пригородном автобусе и думал, что мне сказать, с чего начать этот разговор. Я готовился к нему двадцать пять лет. На автовокзале поймал такси, и мы поехали по адресу, написанному на клочке бумаги. Я не был в этом городишке очень давно, но казалось, что время замерло здесь, все было также как и двадцать лет назад. Серые дома, серые люди, серое небо. Это был один из тысячи рабочих поселков, где жизнь держалась пока живы были заводы. Теперь же не ясно было, как люди тут живут, чем пробиваются.
По указанному адресу оказалась типовая девятиэтажка. Мне открыла дверь незнакомая женщина. "Вы Павел? Заходите, отец дома",-пригласила она меня в дом.
- Извините, мне некогда, я только заберу его и мы уйдем.
- Сынок,- услышал я знакомый голос,-заходи, у нас как раз обед греется.
- Нет, оденься, проводи меня на кладбище. Я хочу навестить бабушку с дедушкой.
- Ты уверен? Мы быстренько, у меня и в холодильнике остужается уже.
- Нет, пошли.
- Ну как скажешь, дело хозяйское. Дай мне пять минут.
- Хорошо, я подожду тебя на улице.
Отец вышел через обещанные пять минут. Я его не видел десять лет, он почти не изменился, только стал еще худее, да морщин добавилось. Он было сделал движение, чтобы обнять меня, но я отсранился.
- Поедем, мне еще надо успеть на вечерний автобус. Я сегодня уезжаю назад.
- Как, ты разве не останешься ночевать?
- Нет, у меня завтра очень рано самолет, уже улетаю.
- Понятно. Не настаиваю. Я сам давно не был у родителей на кладбище. Так что спасибо, что вытащил меня. Я вообще не сильно часто сейчас из дома выхожу. Все болею.
- Да, я знаю, мне сестра говорила.

Остальную дорогу до кладбища и пока мы нашли место мы молчали. Мне не хотелось с ним говорить, да и не было темы и желания для светской беседы. Он тоже не настаивал на разговоре. Могилы были ухоженные - мои тети следили за их состоянием. По еврейскому обычаю я положил по камешку на плиту бабушке и дедушке. У меня в кармане была запасена бутылка, уже по русскому обычаю. Я плеснул в пластиковые стаканы: "Пусть земля вам будет пухом." Молча выпили, закурили. Мне было неловко купить в присутствии отца. Он меня курящим не видел. Но он не совсем не удивился, как-будто для него это было в порядке вещей- пьящий водку и курящий сын.
- Послушай, мне тебе надо много чего сказать,- начал я,- я готовился к этому разговору последние двадцать пять лет, да уже даже больше. С тех самых пор, как ты уехал на свой север. Наверно это все будет слишком жестко, но тебе прийдется терпеть, как я терпел все эти годы. Я думаю, ты - дурак. Да, жуткий дурак. Я, уже взрослый мужчина, но понять никак не могу, как тебе пришла в голову эта дурь бросать единственную, если не считать твой матери, любящую тебя женщину. И ради чего? Я не вижу, чтобы ты смог получить взамен что-то лучшее. Или я ошибаюсь? Молчишь? Ну, значит, я прав. А детей? Ты хоть представляешь, что ты наделал с нашими душами, как переломал характеры? Я, для которого ты был всем, был идолом, которому поклонялись, корежил себя, но вырвал тебя из своего сердца. С большой кровью, но выдрал. Она брызгала так, что доставалось всем вокруг. Когда я был меньше, одно упоминание о нашем сходстве уже бесило меня. Самым худшим наказанием для меня было упоминание о нашем сходстве. Теперь его нет даже внешне, а может оно просто меньше заметно из-за отсутствия внутреннего сходства.
     Где был ты, когда ты был так нужен? Когда меня били в раздевалке, и некому было научить меня давать сдачи. Почему мама должна была мне рассказывать как обращаться с девочками, это же твоя обязанность. Ты не шептался со мной на кухне, рассказывая о первых поцелуях. Что ты не смотришь на меня? Теперь можешь, уже поздно стыдиться. Надо было это делать раньше. Ты хоть знаешь, что я уже этому всему научился, что даю сдачи, что умею обращаться с девочками. И хорошо, что мама меня учила этому, иначе мог стать таким же скотом как ты.
     Отец громко всхлипывал, а я продолжил:
- Я уже взрослый, у меня у самого могут быть дети. И если у меня будет сын, я назову его в честь твоего отца. Как и положено, фамилия продолжится. Я никогда не стыдился носить твою фамилию и не хотел ее сменить. Но твой внук никогда о тебе не узнает и не увидит. Мы все смертны. Ты умрешь когда-то и я тоже. Но о тебе память умрет со мной, тебе бессмертие не светит. А я надеюсь, что мои внуки будут меня помнить, а пока нас помнят, мы живы. Прощай и прости. Мы с тобой больше никогда не увидимся. Живи как знаешь.
Не дождавшись ответа, я развернулся и пошел по направлению к выходу. У меня дрожали ноги, я боялся, что не выдержу и упаду. А еще больше боялся, что развернусь и побегу назад, к нему. Но я шел, и не падал. Я шел и плакал. Крупные слезы катились по моим небритым щекам.  Я шел и плакал. 

март 2007
old_flint: (Default)
     Он ассоциируется у нас с самым мерзкими и отвратительными человеческими качествами. Человечество, в особенности его христианская часть, упоминают это имя только в отрицательном контексте. Однако, что мы знаем о нем. Что он был одним из учеников Христа и предал его за тридцать серебрянников. За это он был проклят на веки вечные. Матфей упоминает его в своем евангелии самым последним: "...а последний Иуда, что Искариотом назывался и предал впоследствьи Христа". В начале той же главы, однако, он говорит: 

   "И призвавши двенадцать Он учеников;
    Дал им власть изгонять всех нечистых духов,
    Также силою Он их облек исцеленья
    От недугов спасать и от всех неможений."
 

То есть, Иуда, впоследствии предавший, наделен был не меньшими способностями, чем прочие. Что же подвигло его, этого сына иудейского народа на предательство.  Лука пиняет на сатанинские проделки: 

  "Но тут, сатанинским поддавшись внушеньям,
    Иуда явился вдруг к ним с предложеньем,
    И начал свой замысл он им раскрывать,
    Как Господа тайно им в руки предать.
"

Получается сам сатана хотел того, чтобы Христос совершил то чудо, за которым был послан, чтобы смертию смерть попрал и воскреснул в третий день. Иоанн, самый кроткий из евангелистов и олицетворяющий собой любовь христианскую вообще называет Иуду вором, ворующим из ющика для пожертвований. Так что же выходит, что этот вор и предатель совершает то, ради чего весь сыр-бор был затеян. Не соверши он своего поступка, то что вышло бы? Христа никто не предал, он так бы и прожил всю жизнь, проповедуя народу. Мир бы потерял одну из основоплогающих религий, целый философский и культурный пласт. Где бы, в конце концов, оказались остальные 11 апостоллов. Где бы были все остальные великие христианские учителя и борцы за веру? Их просто бы не было, не было бы причин для их появления. 
    Самое время  сказать знаменитую фразу об отсутствии у истории сослагательного наклонения. Случилось то, что должно было случиться.  Тогда почему Иуда так уж плох. Что такого ужасного совершил этот антихрист? Мне думается, что он должен стоять выше всех учеников. Он пожертвовал собой еще до того, как Христос принес себя в жертву. Однако Иисус знал на что он себя обрекает. Если смотреть с христианской точки зрения, он заранее знал какая чаша его ждет и был готов ее испить, был ради этого и рожден, собственно говоря. Знал ли на что он обрекает своего ученика Иуду, бедного Иуду, которого так клянут две тысячи лет. Думаю, знал. И как тогда можно расценить его поступок? Предательство? 
   Или может быть, тем принесенным в жертву агнцем, был не Иисус, а Иуда. Представляю, как на меня сейчас набросились бы церковники. Это же против самих основ христианства такое подумать. Они ведь в своих заключениях используют четыре евангелия, а там практически ничего не сказано о Иуде, Марк так вообще только при перечислении, избранных упоминает о нем.
   Они, те одинадцать, что изничтожили саму память о предателе Иуде, чем они лучше? Можно сказать, что и они предали Христа, они не защитили его. Петр же успел трижды до рассвета отречься от Учителя своего. Однако мы чтим их, а вот того, кто пожертвовал и жизнью и репутацией своей ради Учителя, не отказался от него, мы проклинаем его.
  

Profile

old_flint: (Default)
old_flint

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
2021 2223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 11:37 am
Powered by Dreamwidth Studios